Чтобы на земле предков совершалась Литургия

Рождение храма – не меньшее чудо, чем рождение в мир новой человеческой души.
Храм святых Царственных мучеников в селе Дивеево

Храм Святых Царственных Мучеников появился в Дивееве совсем недавно – его закладка состоялась в 2015 году, а первая литургия совершена в 2019-м. «Церковь не в брёвнах, а в рёбрах», – гласит старинная поговорка. И действительно, снова и снова убеждаешься в том, что история каждого храма тесно связана с чьей-то судьбой.

Рождение храма – не меньшее чудо, чем рождение в мир новой человеческой души. Многие жития начинаются с повествования о чудесном рождении святого, и – раньше, с рассказа о том, как родители будущего праведника готовились к его появлению на свет, вымаливали дитя у Бога, давали обеты и смиренно ждали ответа свыше.

Икона Царской семьи из нового храма.

Всё это есть и в истории с «Царским» храмом в Дивееве. Почитатели последнего Российского Государя и его семьи много лет молились о том, чтобы это строительство совершилось. Пели акафисты у памятной лиственницы, посаженной в честь рождения наследника-цесаревича Алексия, возносили молитву на Святой Канавке, читали неусыпаемый Псалтирь.

Наконец, в 2015 году нашёлся благодетель, который выкупил участок земли на перекрёстке улиц Полевой и Заречной под строительство храма. В день празднования собора Дивеевских святых, 27 июня 2015 года, на месте будущего строительства был установлен и освящён поклонный крест. А на рассвете 17 июля, в день и час убиения Царственных мучеников, митрополит Нижегородский и Арзамасский Георгий совершил чин закладки и освятил фундамент нового храма. Его возвели всего за две недели; прямо перед прибытием крестного хода во главе с владыкой от стройки отъехал подъёмный кран, укладывавший последние плиты.

Запоминающимся был момент, когда архиерейский протодиакон Андрей Железняков после освящения неожиданно для всех запел: «Русь называют святою…». Его замечательный баритон, усиливаемый звуковой аппаратурой, разносил над спящим селом слова этой потрясающей песни. Кажется, я тогда услышал её впервые, а, может быть, впервые прочувствовал – так, что мороз по коже. На рассвете дня, в который расстреляли Царя, при закладке его храма, среди застывших в мёртвой тишине людей, она звучала как само покаяние.

Новый храм в Дивееве скопирован с церкви святой Марии Магдалины в немецком городе Дармштадте, построенной по инициативе Николая II на личные средства императорской семьи по проекту петербургского архитектора Л.Н. Бенуа. В Германии церковь стоит в буквальном смысле на русской земле: её туда специально привозили в вагонах – по два из каждой российской губернии. Дивеевский храм тоже стоит на насыпном возвышении, с тем лишь отличием, что за землёй далеко ехать не пришлось – она тут местная, самая что ни на есть русская, святая – Четвёртого Удела Пресвятой Богородицы. А покрывает её брусчатка с Канавки Царицы Небесной – ею вымощена церковная территория.

Взору зашедшего внутрь предстаёт величественная мозаика, заполняющая всю внутренность алтарной апсиды – Божья Матерь на троне, копия с оригинальной мозаики из дармштадтского храма по эскизу Виктора Васнецова. Образа на иконостасе тоже списаны с оригиналов. Все храмовые иконы исключительно писанные, большинство из них – с частичками мощей.

Каждый будний день в двенадцать часов здесь поётся акафист Святым Царственным Мученикам. Проводит его староста храма Алексей Бутусов, человек с необыкновенной судьбой: бывший офицер полиции, много лет отдавший уголовному розыску, неправедно осуждённый и прошедший места заключения, откуда вернулся глубоко верующим. Алексей был старостой тюремной церкви. Теперь его пост здесь, в новом храме, по воле Божьей возникшем на родной земле.

Алексей Бутусов, староста храма
Алексей Бутусов, староста храма св. Царственных мучеников в с. Дивеево

– Раньше это место относилось к деревне Вертьяново, которую в 60-е годы объединили с Дивеевом. Церкви в ней никогда не было. Но было пророчество преподобного Серафима Саровского о том, что в Вертьянове будет своя церковь, и что оно будет городом. Можно сказать, что сейчас Вертьяново получило статус села, а мы являемся свидетелями исполнения этих пророчеств. Издавна было так, что Дивеево – это святость, а Вертьяново – противоположная сторона. В детстве я много рассказов слышал от стариков, что было тут много колдунов и ведьм, и народу буйного, разбойников. Особенно криминальным был этот самый район, по-местному – «Вышвырка». До наших дней здесь кровь проливалась – в 1996-м году на этом перекрёстке убили моего крёстного Валерия. Я не исключаю, что этот храм промыслом Божьим оказался здесь для освящения местности, как те древние храмы, которые возникали на местах языческих капищ. Здесь, на нынешней территории храма, в баньке жила схимонахиня Варвара. Не она ли «отмаливала» это место?

Внутри храм довольно мал: его пространство способно вместить, кажется, человек пятьдесят-семьдесят. Но значение нового храма для Дивеевской земли видится огромным. Последний Российский Император Николай II имеет самое непосредственное отношение к Дивееву и преподобному Серафиму Саровскому. Ведь это он подписал указ о прославлении угодника Божьего, он и возглавил торжества 1903-го года. Поэтому самодержец и его семья почитаются в Дивееве особо. Я спросил Алексея, как его связала судьба с Романовыми и этим храмом.

– Род наш коренной, вертьяновский – все мои предки жили здесь, родня и сейчас большая. Многие были председателями, руководителями, служили в милиции. Существует семейное предание, что наш род идёт от казаков, которых оставил тут Иван Грозный во время Казанского похода, чтобы хранить на этой земле Православие. Когда я ещё был в исправительной колонии, мне однажды приснился сон, что я гуляю по Дивееву, и подходя к тому месту, где сейчас храм, вижу, что здесь много народу молится, и светящийся столп к небу восходит. Когда вернулся, познакомился с генералом Иваном Михайловичем Шеиным, благодетелем этого храма, и, получив благословение благочинного, начал читать тут акафист. Здесь ещё был бетонный пол, окна затянуты плёнкой, леса стояли. Стройка тогда не двигалась, не было средств. Я жил в родительской квартире рядом, вставал рано и приходил сюда читать акафист. Было много сверхъестественных событий, в которые неискушённому человеку трудно поверить. На третий день, когда я вышел после акафиста ещё затемно, вокруг храма стоял сильный запах палёной щетины. Даже домой он проник, мама его почувствовала. А иногда я приходил после акафиста совершенно без сил, падал и спал целый день. Такое бывает при отчитке одержимых. Но у меня была цель: чтобы здесь, на земле моих предков, совершалась Литургия. Когда я через все эти скорби пришёл к вере, Господь мне открыл, что всё в нашем мире замыкается на Литургии, она венец всему, только через бескровное жертвоприношение мы будем преображаться. А царственные мученики – это же семейные святые! Кому, как не им молиться о создании и сохранении семьи, о мире и благополучии нашей родной земли?

Каждый будний день в 12:00 в храме поётся акафист Царственным мученикам.

В чин чтения акафиста Алексей включает песню, услышанную ещё в местах заключения: пронзительный сербский кант «Наша вера Православна». Когда она раздалась под гулкими сводами храма в исполнении стройных мужских голосов (Алексею подпевает и помогает в храме троюродный брат Василий), я невольно вспомнил то неожиданное выступление протодиакона Андрея при закладке храма. Староста признался, что эту песню он разучивал в заточении, как раз по записи Железнякова, попавшей к нему в посылке «с воли». Тюрьма стала для Алексея духовной академией, где он не только изучил Православную веру, но и освоил на практике обязанности чтеца, алтарника, певчего.

– Мне один батюшка там открыл, почему со мной все эти скорби произошли, – поделился Алексей. – Сказал: «Это Господь тебе делает подарок, чтобы ты за весь свой род молился». И я молюсь за всех родных – и почивших, и живых. Не все меня понимают. Кто-то крутит у виска, мол крыша потекла, стал «умоленный». Когда я пришёл сюда, мне говорили: «Зачем тебе это надо? Брось ты всё, найди жену, купи машину, деньги зарабатывай…» Они о мирских благах думают и не понимают значение этого храма на нашей земле. Одна благотворительница сказала мне такие слова: «Алексей, я не один храм построила, и я знаю: храмы строятся миром!» Поэтому важно участие каждого человека, кто чем может: кто деньгами, кто физической силой, кто молитвой – каждый участвует в строительстве. А Святые Царственные мученики походатайствуют за них там, у Господа.

Павел Сушков

Журналист, с. Дивеево

Оцените автора
Дивеево.info
Добавить комментарий